Рефераты Коста Леванович Хетагуров

Вернуться в Биографии

Коста Леванович Хетагуров
Коста Леванович Хетагуров родился в селе Нар 15 октября 1859 года. Поэт неизменно питал к отцу глубокое уважение. "Отца я не только любил, но обоготворял". Влияние отца на будущего поэта было чисто нравственным, о культурно - идеологической преемственности не могло быть и речи. А матери своей Коста не помнил совсем, она умерла, когда мальчику не было и двух месяцев. Но сиротское детство, как неизбывная боль, навсегда осталось в памяти поэта. Образ матери и не согретого материнской лаской детства лейтмотивом проходит через все его творчество. Нравственное, психологическое и первоначальное эстетическое формирование его художнической индивидуальностью произошло здесь, в горской среде, в Нарской котловине. Тончайшее ощущение родного языка и интуитивное и культурное развитие его проходило за пределами Осетии и не на осетинской почве. С 1 ноября 1871 года Коста был зачислен в подготовительный класс Ставропольской мужской классической гимназии и определен в пансион при ней. Десять лет учился Коста в этой гимназии, затем поступил осенью 1881 года в Петербургскую академию художеств, получив одну из двух стипендий, которые выплачивались администрацией Кубанской области из горских штрафных сумм. Закончить академию Коста не удалось: в январе 1884 года выдачу стипендии власти Кубанской области прекратили. Коста еще 2 года посещал занятия в академии вольнослушателем, но летом 1885 года был вынужден, вернутся в отчий дом. Не закончив полного курса обучения. Деятельная натура молодого поэта и художника искала сферу приложения пробудившимся в нем талантам, и он переехал во Владикавказ. Переезд Коста был связан и сем, что он долгие годы провел вдали от родного края и теперь его потянуло на родину, к родной языковой и культурной стихии. Во Владикавказе он пробыл почти шесть лет. Но по - настоящему проявить, свои разносторонни способности не мог. Коста писал стихотворения, поэмы преимущественно на русском языке. Работал он и как живописец, выставлял свои картины вместе с русским художником А. Г. Бабичем, рисовал театральные декорации, устраивал любительские литературно - музыкальные вечера, изредка печатал свои русские произведения в ставропольской частной газете "Северный Кавказ". В газетных отчетах выступление Коста выглядело как наиболее яркий эпизод всего праздника, но стихотворение, посвященное памяти Лермонтова, цензура не пропустила на страницы печати, оно было опубликовано, да и то анонимно, лишь десять лет спустя. Реакция цензуры понятна: остенинский поэт видел в Лермонтове "предвестника желанной свободы", "благородную мощную силу", поднимающую людей "на бой за великое, честное дело", а организатором торжеств хотелось славословиями заглушить протестующий голос Коста как организатор борьбы за осетинскую школу, был выслан по распоряжению начальника Терсой области за пределы родного края сроком 5 лет. В июне 1891 года Коста выехал из Владикавказа в село Георгиевско - Осетинское к своему престарелому отцу. Началось, может быть, самое трудное время в жизни поэта. Теперь он вовсе был выключен из общественной среды и обречен вести межеумочное существование: простым крестьянином он уже не был и не мог быть, а приложить свои знания и талант к какому - либо важному и достойному его делу не имел никакой возможности. В январе 1892 году Коста предстояло пережить еще более тяжелые удары судьбы. Сватовство к давно и горячо любимой девушке Анне Александровне Цаликовой завершилось вежливым отказом. Скончался отец поэта. В дебрях Карачая Коста провел почти 2 года. Только в феврале 1893 года удалось ему перебраться в Ставрополь и стать постоянным сотрудником газеты "Северный Кавказ". В этой редакции Коста работал до 1897 года. И эти годы были временем самой интенсивной творческой и общественной деятельности остенинского поэта. За четыре года он из провинциального безвестного поэта превратился в видного литературного деятеля своего времени. Все эти годы Коста писал не только на русском языке. Его осетинские произведения в основном были написаны в это же время, но публиковать их он не мог, - не было еще осетинской прессы, ни осетинского книгоиздательства
Добавить в Одноклассники    

 

Rambler's Top100