Рефераты Мой любимый уголок Москвы - Усадьба Кусково

Вернуться в Москвоведение

Мой любимый уголок Москвы - Усадьба Кусково
. До революции памятники искусства считались
собственностью частных лиц, церквей и монастырей, никем не учитывались и
государством не охранялись. Поэтому какие именно комплексы целесообразно
превращать в публичные музеи, а какие нет, что следует передавать в
музейные фонды из бывших дворцов и имений, отходящих в распоряжение новых
советских учреждений, и что не следует, было еще неясно. Естественно, что
деятельность отдела началась с обследования дворцов и монастырей. В 1919
году становится краеведческим музеем Кусково. В Кускове экспонировались
чучела животных, некогда водившихся в окружающих лесных массивах. Началось
же изучение комплексов по документам Шереметьевских архивов в начале 20-х
годов, когда группа сотрудников включилась в эту работу. В 30-х годах
обнаружили подлинные чертежи XVIII века, однако потребовались годы труда,
чтобы в них разобраться. Шереметьевские дворцы не имели одного
определенного автора — разные части строили разные архитекторы. К тому же
дворцы много раз перестраивались, перед переделками заново обмерялись, и
определить, кому принадлежит подпись на чертеже — автору здания или тому,
кто это здание обмерял,— было очень трудно. Изучались тысячи счетов,
платежных ведомостей, заказов, отчетов, чтобы собрать по крупицам
драгоценные сведения о крепостных мастерах и их судьбах.

Историк декоративного искусства К. Соловьев изучал, когда, каким
путем попали во дворцы люстры, фарфор, стекло и другие произведения
прикладного искусства. К началу войны завершила свой многолетний труд
исследователь истории шереметьевского крепостного театра Н. Елизарова.
Помимо восстановления истории дворцов, предстояла большая работа по
изучению парков. Если былая планировка сравнительно легко восстанавливалась
по чертежам, то «ботаническая» реконструкция была делом совершенно новым.
За полтора столетия декоративное садоводство изменилось, и выяснить, какие
именно породы росли в регулярном парке XVIII века, какими методами
пользовались садоводы и парковые архитекторы, оказалось возможным лишь по
косвенным свидетельствам. По мере того как картины, извлеченные из
кладовых, куда их свалили в XIX веке, побывав в руках умелых реставраторов,
возвращались в первоначальном виде на прежние места, диаграммы, схемы и
плакаты, висевшие в залах в первые годы существования музеев, оттеснялись;
экспонаты, касавшиеся фауны и флоры Подмосковья, изымались из экспозиции.
Историко-бытовой и краеведческий музеи медленно превращались в
художественные музеи-заповедники. 1932 год открыл новую страницу
Кусковского музея. На территории бывшей Шереметьевской усадьбы архитектурно-
художественный заповедник был совмещен с музеем прикладного искусства, а
частная коллекция А. В. Морозова, насчитывавшая около 3000 изделий фарфора
XVIII века, легла в основу Государственного музея фарфора. К 1932 году
особняк в Подсосенском переулке стал тесен для возросших в несколько раз
фондов этого музея, а Кусково давало возможность выставить коллекцию в
залах и павильонах, близких к экспонатам по стилю и по времени.
Реставрационные и экспозиционные работы в Кускове были свернуты в начале
Великой Отечественной войны. Начался демонтаж. Свернуть картины или бережно
уложить в ящики скульптуру было не столь уж сложно. Но люстры и
светильники, имеющие десятки тысяч мелких деталей из хрусталя и металла,
нужно было не только разобрать, упаковав каждую деталь, но и создать
систему шифра, без которой возвратить потом детали на свои места было бы
невозможно. С июня 1941 года оба дворца были покрыты маскировочным
камуфляжем. Охраняя здания, построенные из дерева, сотрудники музеев
бессменно несли дежурство, готовые немедленно погасить пламя зажигательных
бомб
10 11 12 13 14 15 16 
Добавить в Одноклассники    

 

Rambler's Top100