Рефераты Символизм в поэзии Серебряного века

Вернуться в Литература

Символизм в поэзии Серебряного века
Явлением в русской поэзии на рубеже девятнадцатого-двадцатого столетий
был символизм. Он не охватывал всего поэтического творчества в стране, но
обозначил собой особый, характерный для своего времени этап литературной
жизни. Веяния символизма чувствовались уже в последние десятилетия
девятнадцатого века. Система эстетики символистов, их философские
устремления вызревали в годы политической реакции, наступившей после
разгрома революционного народничества. Это была эпоха общественного застоя,
эпоха торжества обывательщины – смутное, тревожное безвременье.
В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и игла:

Победоносцев над Россией

Простер совиные крыла,–
писал впоследствии об этой эпохе Блок.
Тягостная тень реакции легла и на русскую поэзию, переживавшую упадок,
почти болезнь. В восьмидесятые – девяностые годы русская поэзия утратила
свою былую высоту, былую напряженность и силу, она выцветала и блекла. Сама
стихотворная техника лишилась истинно творческого начала и энергии. Великое
новаторское слово Некрасова в ней стало только преданием. Большие таланты в
поэзии будто вымерли навсегда. Лишь словно бы по инерции писали эпигоны
гражданственной некрасовской школы, лишенные глубины и яркости. “Поэтов
нет...(Не стало светлых песен,)Будивших мир, как предрассветный звон”,–
жаловался в девяностых годах Н. Минский. Мотивы усталости, опустошенности,
глубокого уныния пронизывали все, что появлялось в поэзии тех лет.
С чувством обреченности пел К. Фофанов:
Мы озябли, мы устали,
Сердце грезы истерзали,
Путь наш долог и уныл.
Нет огней, знакомых взору,

Лишь вблизи по косогору

Ряд темнеющих могил…
Широкую популярность среди читателей обрел в ту пору тоскливый и
многословный Надсон, печатались – наряду с одаренными Фофановым или
Случевским – весьма бледные и почти исчезнувшие потом из народной памяти
Ратгауз, Андреевский, Фруг, Коринфский, Федоров, Голенищев-Кутузов.
Доживали свои последние годы классики поэзии, выступившие в литературе еще
в сороковых годах,– Фет, Майков, Полонский, Плещеев. Из них только Фет
блеснул в это время своими “Вечерними огнями”. Будущие символисты –
Мережковский, Минский, Сологуб, Бальмонт –в ранних своих стихах мало чем
отличались от других поэтов. Едва замеченным росткам прекрасной поэзии
Бунина было еще далеко до зрелости.
Движение символистов возникло как протест против оскудения русской
поэзии, как стремление сказать в ней свежее слово, вернуть ей жизненную
силу. Одновременно оно несло в себе и отрицательную реакцию на
позитивистские, материалистические воззрения русской критики, начиная с
имен Белинского, Добролюбова, Чернышевского и кончая Н. Михайловским, а
позднее противостояло и критикам-марксистам. На щите символистов были
начертаны идеализм и религия.

Первыми ласточками символистского движения в России был трактат Дмитрия
Мережковского “О причинах упадка и о новых течениях современной русской
литературы” (1892), его сборник стихотворений “Символы”, а также книги
Минского “При свете совести” и А. Волынского “Русские критики”. В тот же
отрезок времени – в 1894–1895 годах– выходят три сборника “Русские
символисты”, в которых печатались преимущественно стихотворения их издателя
–молодого поэта Валерия Брюсова. Сюда же примыкали начальные книги стихов
Константина Бальмонта – “Под северным небом”, “В безбрежности”. В них
исподволь тоже кристаллизовался символистский взгляд на поэтическое слово.
Символизм возник в России не изолированно от Запада. На русских
символистов в известной мере влияла и французская поэзия (Верлен, Рембо,
Малларме), и английская, и немецкая, где символизм проявил себя в поэзии
десятилетием раньше
Добавить в Одноклассники    

 

Rambler's Top100