Рефераты П.А Столыпин. Политико-психологический портрет

Вернуться в Исторические личности

П.А Столыпин. Политико-психологический портрет
. По разным
губерниям этот предел колебался примерно от 12 до 18 десятин. Установленный
для «крепких хозяев» потолок, как видим, был весьма низким.
Что же касается превращения нищего российского крестьянства в
«процветающее фермерство», то такая возможность исключалась вследствие
сохранения помещичьих латифундий. Переселение в Сибирь и продажа земель
через Крестьянский банк не решали проблему крестьянского малоземелья.
В реальной жизни из общины выходила в основном беднота, а также
городские жители, вспомнившие, что в давно покинутой деревне у них есть
надел, и спешившие провести выгодную финансовую операцию. Огромное
количество земель чересполосного укрепления шло в продажу. В 1914 году,
например, было продано 60 процентов площади укрепленных в этом году
земель. Покупателем земли иногда оказывалось крестьянское общество, и
тогда она возвращалась в мирской котел. Чаще покупали землю зажиточные
крестьяне, которые, кстати говоря, сами не всегда спешили с выходом из
общины. Покупали землю и другие крестьяне-общинники. В руках одного и того
же хозяина оказывались земли укрепленные и общественные. Не выходя из
общины, он в то же время имел и укрепленные участки. Свидетель и участник
всей этой перетряски еще мог помнить, где какие у него полосы. Однако уже
во втором поколении должна была начаться такая путаница, в которой не в
силах был бы разобраться ни один суд. Нечто подобное, впрочем, однажды уже
имело место. Досрочно выкупленные наделы (по реформе 1861 г.) одно время
сильно нарушали единообразие землепользования в общине. Но с течением
времени во многих местах они постепенно подравнивались. Поскольку
столыпинская реформа не разрешила аграрного вопроса и земельное утеснение
должно было возрастать, неизбежна была новая волна переделов, которая
должна была смести очень многое из наследия Столыпина. И действительно,
земельные переделы, в разгар реформы почти приостановившиеся, с 1912 года
снова пошли по восходящей.
Следует отрешиться от того наивного представления, будто на хутора и
отруба выходили «крепкие мужики», желавшие завести отдельное от общины
хозяйство. Землеустроительные комиссии предпочитали не возиться с
отдельными домохозяевами, а разбивать их на хутора или отруба все селение.
Чтобы добиться от крестьянского общества согласия на такую разбивку,
власти, случалось, прибегали к самым бесцеремонным мерам давления.
Действительно крепкий хозяин мог долго ожидать, пока в соседней деревне
выгонят на отруба всех бедняков.
Крестьянин сопротивлялся переходу на хутора и отруба не по темноте своей
и невежеству, как считали власти, а исходя из здравых жизненных
соображений. Крестьянское земледелие очень зависело от капризов погоды.
Имея полосы в разных частях общественного надела, крестьянин обеспечивал
себе ежегодный средний урожай: в засушливый год выручали полосы в низинах,
в дождливый—на взгорках. Получив надел в одном отрубе, крестьянин
оказывался во власти стихии. Он разорялся в первый же засушливый год, если
его отруб был на высоком месте. Следующий год был дождливым, и очередь
разоряться приходила соседу, оказавшемуся в низине. Только достаточно
большой отруб, расположенный в разных рельефах, мог гарантировать ежегодный
средний урожай.
Вообще во всей этой затее с хуторами и отрубами было много надуманного,
доктринерского. Сами по себе хутора и отруба не обеспечивали подъем
крестьянской агрикультуры, и преимущества их перед чересполосной системой,
по существу, не доказаны.
Вопрос о прогрессивности аграрной реформы неоднозначно трактуется
историками. Такие ее моменты, как переселение, ликвидация некоторых
ограничений в передвижении крестьян и избрании ими места жительства и рода
занятий, размежевание запутанного землевладения соседних деревень и т
10 11 12 13 14 15 16 17 
Добавить в Одноклассники    

 

Rambler's Top100